Зимний колокол СКАЗКА про зиму для детей

Сказка про зиму для детей

Как обживали…

От самого дремучего леса до берегов реки Беглянки, той самой, куда в старину бежали от своих господ крепостные крестьяне, протянулось большое добротное село. Жители его – народ трудолюбивый и покладистый, год за годом возводили свои саманные хатки, пахали, жали, сеяли, приручали диких коней, коих и в наш век еще можно встретить в здешних краях, стреляли птицу, а иногда и на медведя хаживали.

Улицы в селе формировались не сразу. Точнее их не формировали вовсе. Прибёг из Черноземья крестьянин Ванька посыльный, поставил дом. Дальше за ним Полташка Алферов сын, Семен кузнец и другие. Вот и появились улицы – Посыльная, Алферова и Кузнецкая.

Посреди села стояла большая колокольня. Уж и неизвестно кем поставленная. Много в простонародье о ней сказывалось, да разве всему поверишь? Доподлинно только то, что глазу видно – на верхушке колокольни колокол висел, старинный, стольки-то пудовый, что ежели все мужики села разом возьмутся этот колокол волоком тащить, так веревки у них оборвутся, а с места эдакую махину не сдвинут.

Заезжий купец

Раз, дело было в мае, самое жаркое время у рабочего люда. Проезжал через село купец знатный, а с ним мужик крючковатый с плешивой бородкой. Остановились на постоялом дворе. Поели, попили, лошадей с дороги заморенных в чувства привели и стали разговоры разговаривать. Точнее купец стал, а плешивый точно вошь у него за спиной подшептывает и подначивает:
— Хорошее у вас село, — говорит купец. – Земли тут предостаточно, лес, река рядом. Только господ ваших не видать.
— Так и нету их, господ-то, — отвечают ему. – Сами мы себе господа.

Удивился купец, а плешивый ему все на ухо шепчет да шепчет. Говорит купец:
— Ну, раз нету, стало быть, я себя вашим хозяином объявляю. Будете мне подчиняться, добро свое безвозмездно передадите, а я вам за то стану жалованье платить.
Усмехнулись крестьяне:
— Да на кой ты нам нарисовался, хозяин такой? Сто лет без тебя жили и еще столько же проживем.

Купец аж позеленел от такой дерзости. В этот момент зазвонил колокол на колокольне. Крестьяне шапки сняли, глаза долу опустили, стоят смиренно слушают, пока отпоет пудовый.

А купец тем временем с плешивым сговаривается. Недоброе замышляет. Как благовест отголосил, мужики шапки надели и расходиться собрались:
— Так значит, не признаете меня над собой головою? – с улыбкой снова спрашивает купец.
— Ишь чего удумал! — отвечают ему, — ехал бы ты отсюда подобру-поздорову. Места у нас здесь глухие, так и сгинуть недолго.
— Ну ладно, — говорит купец. А плешивый за ним хихикает, — я-то поеду, только колокол ваш звонить больше не будет.

Посмеялись крестьяне:
— Чего с ним станется-то? Махина воно какая!
— Ничего с ним не станется. А только, сами того делать не будете. Каждый раз, когда вам звонить в него вздумается, будет зима на вашем селе лютая, каких отродясь в этих краях не бывало. Вот тогда ко мне и прибежите.
Сказал так купец, присвистнул, сел в карету, плешивый на приступочку заскочил и умчались.

Не звонит

Погутарили крестьяне и разошлись по своим делам. Только купец тот, видать, не простой был человек. С тех самых пор, едва только звонарь у колокола за язык потянет, откуда ни возьмись налетает вьюга да стужа, снегу нападает столько, что ни пройти – ни проехать. Раз позвонили, другой, а на третий и перестали на колокольню подыматься, чтоб лишний раз беду на себя не нагонять.

Вот день проходит, другой, третий. И так на селе тоскливо стало, что хоть волком вой. Работа нейдет – урожай не сеется, скотина не кормится, песня удалая не поется. Поняли тогда крестьяне, какое великое горе ихнего брата постигло.

Лето в тоске и печали прошло. Сухое да пыльное. За ним осень дождливая, грязная пришла. В былые годы по осени природа костром багряным горит, теперь точно нюни рассусоленные по дорогам растекаются. Стали крестьяне думать, что делать. Неужто и вправду придется им купцу заезжему подчиниться? Все лучше, чем такая жизнь.

Что делать?

Собрались и так рассудили:
— Не может быть такого, чтобы матушка Природа нас на поругание оставила. Надо совета идти просить у речки Беглянки. Может и подскажет, что путное.

Пошли они к речке. У ней воды шустрые, мутные, ил со дна подымают, камни ворочают. Просят крестьяне:
— Речка-голубушка, ты нашего брата приютила, накормила, на берегах своих поселила, от ига барского спасла, подскажи, как быть нам без колокола?

Вздыбилась речка, воды буйные разбросала по обе стороны:
— Не помощница я вам здесь. Спросите лучше у леса – брата моего старшего совета.

Потопали крестьяне в лес. Говорят ему:
— Лес – батюшка, мы ж к тебе и с добром, и с топором завсегда прийти рады. Не оставь нас на поругание, помоги своим советом мудрым, подскажи, как быть нам без колокола?

Подбоченился лес, птицами ввысь рукава свои встряхнул, откашлялся листвой опавшей:
— Без толку у меня здесь совета просить. Метель и пурга к вам от звона колокольного приходят, вот с зимой и надо разговоры вести.

Пошли крестьяне в чисто поле. Стали зиму кликать. Завыли ветры, серая туча небо закрыла – пришла зима:
— Зачем, — говорит, — люд простой меня звал?
— Так и так, — отвечают ей крестьяне, — навел на нас купец заезжий лихо. Как зазвоним в колокол, налетают твои посыльные – метель да вьюга. Мороз такой лютый стоит, хоть ложись да помирай.
— Э-эх, — говорит зима, — глупый вы крестьянский народ. Сказано не зря — недозрелый умок, что вешний ледок. Вы в колокол-то свой как трезвоните? Сходу на всю звонницу, покуда силушки достает?
— Ага, — говорят крестьяне.
— Не дело это, — говорит зима. Даже кобылу добрую и то во весь опор сразу гонять не положено. А тут колокол пудовый. Его раззвонить надобно, легонько, тихо – и только потом, громко, с душой.

Слушают крестьяне и макушки чешут. Стало быть, знал плешивый, когда купца своего науськивал, что ихний крестьянский брат туг на разуменье. Старинный колокол от своего тугодумья чуть не разладили.

Ну и научила!

Поблагодарили крестьяне зиму, простились с ней ненадолго и в село вернулись. Теперь уж все по уму сделали: колокол раззвонили, до тепла разогрели и только потом ударили благовест. Глядят и чудо – не лютует больше зима. Только тихонько так крадется, ветерком северным стращает. А как настала ее пора, тут уж и разошлась не на шутку. Но рабочему люду ее наветы уже не страшны. У них перезвон есть, с ним и жить радостней, и любая хворь по плечу.

Читать также:

рубрика Новый Год
ВСЕ Сказки про Новый Год
письмо санта
РАССКАЗ Письмо Деду Морозу
Короткий рассказ о зиме
РАССКАЗ Метель

Снеговик — помощник Новогодняя СКАЗКА

Сказка про зиму

Дело было так…

Ах, это чудесное время! Бель-бельская кругом. Деревья в меховых тулупчиках, дома – в меховых шапочках. Машины – и те поутру нарядные стоят: на стеклах узоры тонкие, на крышах платки пуховые.

И в каждом дворе – по снеговику. Снеговика делать нетрудно. Скатаешь большой шарик из снега. Потом скатаешь другой – поменьше. Поднатужишься и поставишь меньший на больший. А там уже дело за малым – нужно третий кругляш скатать, для головы. Попросишь у мамы морковку для носа, сделаешь из пуговок глазки, умыкнешь у папы шапку, или у старшей сестры берет, или кепку у почтальона, или фуражку у полицейского – и приладишь к снеговику. Что за красота!

Стоят такие снеговики – стиляги, от ветра не клонятся. И не страшен им снег, не страшны метель и вьюга.

Помню, еду я как-то, везу дрова из леса. У дороги стоит снеговик. Обыкновенный снеговик. Шарф на нем повязан на заграничный манер, через плечо и шапка с помпончиком. Я ему помахал. Говорю:
— Что друг? Не шибко-то и весело стоять тут у дороги?
Сказал так и поехал дальше.

Время проходит, надо мне опять в лес. Делать нечего. Еду мимо того снеговика. Гляжу и диву дивуюсь. Даже остановился. У снеговика шапка набекрень, шарф по обе стороны раскрыт. Вроде как, жарко ему. А мороз, к слову сказать, градусов под сорок.
— Ишь ты, — говорю, — тоже мне экватор нашел.

Хмыкнул и поехал дальше.
Время проходит, возвращаюсь я обратно. Что за шутка?! Снеговик уже и без шапки стоит, и без шарфа. Сбросил, понимаешь, рядом в сугроб.
А мороз трещит, душу вон вынимает. Я опять остановился и говорю ему:
— Эх ты, зима-житель. Такой талант без толку пропадает. Стоишь тут, дурака валяешь. Взял бы, да помог. В деревне вон, у старух дрова не колоты.

Домой я приехал. Завозился с делами. Там уж и ночь наступила.

Вот так-так!

Наутро только просыпаюсь, слышу – вопят за окном.
Вышел. А там, вроде как, собрание. Шум – гам.
— Что за дела? – спрашиваю.
— Да, вот, — отвечают, — нашелся какой-то благодетель. За ночь все дрова в деревне переколол. Узнать бы кто, хоть бы отблагодарить по-человечески.
Тут я и смекнул, что это приятель мой постарался.

Пошел к себе домой, достал шапку-ушанку на меху, тулуп овчинный и понес дары.
Снеговик на прежнем месте стоит. И шапка на нем все та же, а вот шарфа нет. Потерял где-то.
— Ну ты брад и дал, — говорю я ему. – Всем разом удружил. Я ж тебе так, к слову сказал про дрова. Кто ж мог подумать…

Снял я с него шапку, одел солидно – в мою ушанку и тулуп. Стоит он щеголем, нос-морковкой кверху задрал.
— Вот это по-нашему. Русский народ благодарный, — так я сказал или про себя подумал. И пошел своей дорогой.

А он остался и так до весны и стоял. Помощничек.

Читать также:

рубрика Новый Год
ВСЕ Сказки про Новый Год ЧИТАТЬ
Короткий рассказ о зиме
РАССКАЗ Метель

Что подарить собаке на Новый Год

Сказка про Новый Год для всех любителей собак

Жила-была собака

На улице Густого Дыма, в квартире номер десять жила-была собака по имени Флеш. У собаки этой были свои любимые игрушки, любимый коврик и даже любимые мисочки для еды и воды. Все, что нужно для обыкновенного собачьего счастья. Каждый день любимый хозяин надевал на собаку ее любимый поводок и выводил на прогулку в любимый парк, где собака встречалась со своими друзьями, обсуждала последние новости и говорила о погоде.

Когда в квартире номер десять на улице Густого Дыма поставили большую зеленую елку, собака долго принюхивалась к ней, даже немножко рычала и старалась выгнать елку туда, где ей и положено стоять – в лес. Но потом, когда на елку повесили разноцветные шарики, и дождик, и яркую звезду, собака к елке привыкла, и она ей даже очень понравилась.

Собака, точнее щенок по имени Флеш, еще никогда в своей жизни не встречал Новый Год. Вопрос «зачем в квартире номер десять на улице Густого Дыма появилась эта странная, но несомненно красивая елка» теперь не девал щенку покоя.

Советчики

Флеш пытался говорить об этом со своими друзьями в любимом парке. Но те несли какую-то откровенную собачью чушь. Большой бульдог утверждал:

— Люди скучают по природе, вот и придумали себе один день в году, когда им разрешается заносить деревья в дом. Они думают, что мы собаки не догадываемся ни о чем. Твердят о каком-то празднике, но на самом деле, стоит нам отвернуться, как они тут же начинают скакать по веткам, точно мартышки.

— Моя хозяйка так никогда не делала, — с сомнением замечала болонка, — а я слежу за ней всегда. Нет, деревья в дома ставят для запаха. В человеческом жилище всегда так дурно пахнет мебелью, и бумагой, и духами, и мылом. Брр… Зато когда приносят елки, воздух становится свежим и ароматным.

— Вы оба не правы, — со смехом лаял маленький назойливый пудель. – Если бы вы были повнимательней, то могли бы заметить, что под этим деревом однажды утром появляются разноцветные подарки. И я вам даже больше скажу – если бы мы собаки умели писать, там появлялись бы подарки и для нас. Я давно заметил, что моя хозяйка накануне ОСОБЕННОГО дня пишет кому-то длинное письмо, потом мы идем на почту и бросаем письмо в почтовый ящик, и она говорит мне: «Скоро мне подарят кукольный домик. Или мишку. Или жирафика». И подумать только – в ОСОБЕННЫЙ день, она действительно находит все это под елкой!

— О-о-о… — задумчиво прорычали другие собаки. Они всегда знали, что маленький пудель, хоть и назойливый, но самый умный среди них.
Тут началась метель, и хозяева увели собак по домам. А Флеш крепко задумался.

Желание

«Значит, если я научусь писать, мне тоже подарят что-то. Что-то очень нужное и важное. Только бы знать, чего я хочу?»

И, вместо того, чтобы учиться писать, Флеш стал думать. Он думал и думал, бродил из одного угла комнаты к другому, по ночам даже немножко выл на луну. Но хозяин запретил ему это делать.

Но, как Флеш не старался, ему так и не удалось ничего придумать. Ведь он был очень счастливой собакой, а потому ни в чем не нуждался. Заботливый хозяин давал ему всего вдоволь.

И тогда он снова решил спросить совета у своих друзей в парке.
— Я, — сказал важно большой бульдог, — попросил бы себе такую штуку с кнопочками, которую моя хозяйка всегда носит при себе. Иногда из этой штуки играет громкая музыка, а иногда она мигает и показывает какие-то картинки.

— И что бы ты делал с этой штукой? – поинтересовался Флеш.

— Я бы сгрыз ее! – уверенно прорычал бульдог. – Потому что мне не нравится, когда моя хозяйка не смотрит на меня. Она дает мне команды, но все ее внимание приковано к этой маленькой штуковине. А я такой большой и мягкий! Ну, чем я хуже?!

Болонка перебила его:
— Что за глупости ты говоришь? Вот я бы, попросила для себя медальончик на ошейник. Такой маленький, золотистый, на котором было бы написано мое имя.

— Но у тебя уже есть такой медальончик. Он прямо сейчас висит у тебя на шее, — заметил Флеш.

Болонка принялась вертеться вокруг своей оси, пытаясь разглядеть, действительно ли у нее есть такой медальончик.
— А я, — многозначительно пролаял пудель, — попросил бы для себя специальные собачьи витамины. Знаете, ешь такие маленькие таблеточки и становишься жутко умным.

Но тут хозяин позвал пуделя и строго заметил, что тот еще не пил сегодня свои витаминки, а потом сунул ему в мордочку маленькую таблетку в форме косточки.

Собаки постояли еще немного и разошлись по домам.

День X

Приближался ОСОБЕННЫЙ день. И Флеш решил не учиться писать, и не отправлять никакое письмо. Зачем, если он даже не знал, что ему нужно?

В эту особенную ночь, в квартире номер десять на улице Густого Дыма люди не спали. Они веселились, жгли бенгальские огни, стреляли мишурой из хлопушек и громко смеялись. И Флеш был очень счастлив. А на другой день утром, подойдя к елочке хозяин воскликнул:

— Смотри-ка, дружок, кажется здесь и для тебя есть подарок.
Он развернул красивый блестящий сверток. Внутри лежал маленький собачий мячик….

Читать также:

рубрика Новый Год
Новый Год СКАЗКИ и РАССКАЗЫ
снеговик помощник
Снеговик — помощник СКАЗКА
зима колокол
Зимний колокол СКАЗКА
Дед Мороз
Дед Мороз Описание героя

Письмо Тани к Деду Морозу Новогодняя СКАЗКА

Дорогой Дедушка Мороз!

Пишет тебе Таня Куницына из города Ставрополя. Мои друзья в школе говорят, что тебя нет. Но я им не верю. Потому что как-то раз я сама видела тебя. Но ты, наверное, не помнишь. У тебя же много разных дел. И детей в мире тоже много.

Я тогда стояла в своей комнате возле окна и смотрела на улицу. У нас перед домом есть такая чудесная площадка. С качелями, горкой, турниками и барабаном-вертушкой.

В тот день снегу нападало столько, что, казалось, если я выйду на улицу, то поплыву по этому снежному морю от одного островка к другому: от качелей к горке, от горки к турникам, и потом, если хватит сил – к барабану-вертушке. Все мои друзья сидели по домам, и только воробьи, вечные дворовые жители кучковались на деревьях над опустевшей площадкой.

Я уже хотела задернуть шторы и вернуться к своим урокам, как вдруг что-то привлекло мое внимание. Вреде бы обыкновенный снегопад, посреди ясного зимнего дня. Того и гляди, на светлом небе покажется милостивое солнышко. Его лучи ласково посеребрят и без того торжественное дворовое убранство, добавят граней в изумруды кристально чистого снега и сосулек, что свисают с крыш прилегающих к площадке домов.

Странно было то, что вместе со снегом, с неба сыпалась мелкая новогодняя мишура. Словно кто-то выстрелил из большой хлопушки. Я видела, как маленькие серебряные, золотые, перламутровые и нежно-розово- жемчужные звездочки пролетали на уровне моего окна, и не касаясь земли таяли, а за ними сыпались все новые и новые причудливые фигурки.

«Нет, ведь так не бывает!» — сказала я себе тогда, и посмотрела наверх, желая увидеть соседей, пускающих мишуру. Но соседей над моим балконом не было. Да и вообще, кому придет в голову так развлекаться до Нового Года?

рисунок дед мороз

Я распахнула окно. Свежий морозный воздух ворвался в комнату. И вместе с ним какой-то тоненький мелодичный звон коснулся моих ушей. Я прислушалась. Сомнений быть не могло – где-то звонили маленькие колокольчики. Но, сколько я не вытягивала голову, сколько не пыталась определить источник этого звука, у меня ничего не вышло.

«Может быть попробовать посмотреть с крыши?» — решила я и, накинув свое пальтишко, вышла из квартиры.

Мы живем в невысоком пятиэтажном доме на третьем этаже. Квартиру над нами занимают старички – дедушка Боря и бабушка Лида, очень милые и всегда приветливые, а дальше, на пятом этаже живут Сорокины. Ничего кроме фамилии о них неизвестно. Они въехали в наш дом только три недели назад, так что познакомиться нам еще не довелось. Дальше по тоненькой лесенке, через чердак можно подняться на крышу, которая со всех сторон огорожена высоченным карнизом.

Дом наш построили давным-давно, когда не было еще газового отопления. Потом его конечно много раз перестраивали и осовременивали, но вот трубы от дровяных печей, которыми были снабжены все квартиры, на крыше все еще имелись. Наверное, у кого-то и дымоход остался незабитым, но точно я этого утверждать не стану.

рисунок снеговик

Поднявшись мимо квартиры дедушки Бори и бабушки Лиды, мимо двери никому неизвестных Сорокиных, по тоненькой лесенке, я отворила вечно незапертую калиточку на чердак, а оттуда выбралась на крышу. И тут я увидела…

Увидела то, от чего исходил такой приятный мелодичный звон. То, благодаря чему перед моим окном кружилась разноцветная мишура, и не касаясь земли растворялась в воздухе. На крыше стояли сани. Огромные, с большими снегоходными полозьями, запряженные настоящими северными оленями. Какие-то странные маленькие человечки то и дело сновали вокруг саней и причитали:

— Ох-ох, приносим свои глубочайшие извинения, сир. Минуточку, еще одну только минуточку, и все будет готово… Ах, как можно было сломаться в такой день… Наши глубочайшие извинения, сир…

Я спряталась обратно в чердачный проем, не в силах унять стук своего сердца. Все это было так волнительно и необычно. Но кто же сидел в санях? Я набралась смелости, и еще раз выглянула из своего укрытия. И тогда я увидела тебя.

Дедушка Мороз, не знаю, доводилось ли еще кому-нибудь из детей встречаться с тобой вот так запросто и притом, не в Новогоднюю ночь. Моему же испугу и, вместе с тем счастью тогда не было предела. Твои помощники (и как я сразу не догадалась, что это были эльфы) быстренько починили сани, волшебный блеск и мишура от которых так необыкновенно кружилась в воздухе. Ведь ты же знал, что я стояла там и все видела. Уже улетая ты повернулся и помахал мне на прощание. Никогда не забуду этого мгновения. В душе моей навечно сохранился твой образ – теплый, добрый и вместе с тем, такой знакомый.

В тот год я не успела написать тебе письмо, просто потому, что писать еще толком не умела. Но, утром в Новом Году я все равно нашла под елкой подарок от тебя. Это были чудесные зимние коньки с блестящими пряжками. С тех пор я занимаюсь фигурным катанием.

Прошел уже целый год. И вот я, ученица второго класса, самостоятельно пишу тебе письмо. Обычно дети просят у тебя подарки. А мне ничего не нужно. Нет, не то чтобы я не хотела получить от тебя какую-то игрушку или книжку с картинками, или красивое платье. Просто самое ценное для меня, самое великое богатство – это знать, что ты есть, верить в тебя и ждать твоего прихода. Каждый год.

Дорогой Дедушка Мороз, от всего сердца желаю тебе счастливого Нового Года, послушных эльфов, быстрых оленей, детей, которые будут ждать тебя с нетерпением, лётной погоды, побольше снега. И знай, что в нашем городе есть девочка, у которой ты можешь остановиться, если твои сани еще раз сломаются. Я умею готовить вкусный горячий шоколад с зефирками. Хотя и не уверена, любишь ли ты горячий шоколад, или предпочитаешь есть одно только мороженное.

С уважением, Таня Куницына

Счастливого Нового Года !

Читать также:

рубрика Новый Год
Новый Год СКАЗКИ и РАССКАЗЫ
собака Новый Год
Что подарить собаке на Новый год
снеговик помощник
Снеговик-помощник
зима колокол
Зимний колокол СКАЗКА

Как я встретила Деда Мороза РАССКАЗ

Детство

Когда я была маленькой, мы с мамой и папой всегда отмечали Новый Год у бабушки и дедушки. Они жили за городом, в старом деревянном доме. Таких старых домов сегодня уже и не сыскать. Земляной пол, печка в полстены, горстка дров и большой деревянный стол с лавками по обеим сторонам. Елку старички всегда на улице наряжали. Прямо как в мультфильме «Простоквашино». Она росла в палисаднике – не большая, но и не очень маленькая, пушистая и настоящая.

Каждый год, утром первого января я находила под этой елкой подарок. Точнее, раньше меня его находили бабушка, или дедушка, которые всегда вставали чуть свет. Они говорили, что видели, как Дед Мороз ночью клал мой подарок под елку. Я бежала в палисадник и неизменно находила там бережно упакованный сверток.

В тот год, когда случилась эта история, мне исполнилось восемь лет. Я должна была непременно узнать, кто же оставляет для меня подарки – сказочный седовласый старик в красном кафтане или мои дорогие родственники. Я дала себе твердое обещание не спать всю ночь. И так как окна комнаты, где мне полагалось провести ночь, выходили как раз на палисадник, задача эта была не так уж и трудна.

Новогодняя ночь

Вечером бабушка накрыла чудесный новогодний стол. Никогда не забуду румяные, пахнущие уютом, селом и ее теплыми сказками пирожки. Обычно бабушка месила тесто и рассказывала. Обо всем. Стоило мне только попросить: «Бабуль, а расскажи мне про зайчика», как она тут же отвечала: «Про какого? Не про того ли, который вчера забегал к нам в огород и поел всю морковку? Ох и балованный же он…».

Именно после этих живых, сплетенных с реальностью сказок, в голове моей сам собой возник странный вопрос – а что если все, что мне рассказывали про Деда Мороза, все те яркие и тщательно описанные сюжеты из его жизни, окажутся тоже сказочными? Что если в мире нет никакого доброго Деда, разъезжающего под Новый год в санях, запряженных оленями, раздаривающего детям подарки за просто так и проживающего на далеком Северном Полюсе?


Мы уселись за стол. Поели, поиграли в фанты и лото, посмотрели праздничную передачу и снова поели. Под бой курантов мы дружно загадали желания и вышли на улицу.

Бабушка и дедушка жили на окраине села. Отсюда на горизонте хорошо просматривался наш город, утопающий в залпах салютов, вспышках самодельных ракет и будничных фонарей.
— Как красиво, — сказал папа.
— Но очень опасно, — добавила мама. И взрослые тут же принялись вспоминать о том, как в прошлом году самодельная петарда влетела в чье-то окно.
Посмотрев салют, мы вернулись в дом, посмотрели какой-то фильм и пошли спать. Взрослые уснули быстро. Скоро по дому важно распространилось мирное трехголосое сопение, которому аккомпанировал дедушкин басовый храп. Только я одна не спала.

Убедившись, что все в доме спят, я прошла на кухню, набрала целую тарелку печенья и конфет (чтобы не заснуть) и вернулась к себе в комнату. Там я залезла на подоконник и принялась сверлить глазами ель. Ту самую ель, под которой должен был найтись мой подарок утром.

Не спать

Время тянулось медленно. Очень медленно. Зато конфеты и печенья в моей тарелке заканчивались с устрашающей быстротой. Сначала пропали все мармеладки в шоколадной глазури, потом пастилки с белой нугой, после них в вечность ушли трюфельные батончики и только потом — печенья с шоколадной крошкой.

Я вообще-то не такая уж и сладкоежка. Но на Новый год конфеты словно шепчут тоненькими голосками: «Съешь нас. Посмотри какие мы все разные. В эту ночь детям положено есть МНОГО сладкого». Вот я и ем.

Некоторое время спустя глаза мои стали слипаться. Спать хотелось так, словно в только что съеденных конфетах было сильнодействующее снотворное. Я слезла с подоконника и забралась в кровать, надеясь, что там мне будет легче бороться со сном. Однако, едва голова моя коснулась подушки, за окном что-то зашумело. Мою дремоту как рукой сняло. Я мигом подскочила к окну, и что же вы думаете? Посреди улицы, растянувшись от одного края дороги до другого стояли здоровенные сани. Серебряные с узорчатыми краями, запряженные… раз, два, три, четыре, пять… пятеркой самых настоящих северных оленей, каких можно увидеть по телевизору.

Однако в самих санях никто не сидел. Я смотрела во все глаза, выглядывала насколько хватало обзора, то вправо, то влево, но, казалось на улице, кроме пяти великолепных оленей не было ни души.

Любопытство мое было так велико, что, недолго думая, я открыла окно и обмотавшись одеялом выскочила босиком прямо в снег. По логике вещей, мои ноги должны были обжечься его ледяным холодом. Но ничего подобного не произошло. Напротив, снег был таким же мягким и пушистым, как молодая травка в начале июня. Идти по нему было тепло и приятно. Словно на короткий миг мороз уступил место своему теплому братцу, а природа, еще даже не успев осознать, что случилось, продолжала спать под белым снежным одеялом.

Чудо

Подойдя к нашей нарядной елочке в палисаднике, я внимательно оглядела ее. Вроде бы, все как обычно. Хотя, нет. Одну странность я заметила. Перебегая с ветки на ветку, по раскидистым еловым лапкам скакали… в это трудно… нет, практически невозможно было поверить – маленькие существа в зеленых штанишках, зеленых рубашечках и зеленых острых колпачках. Они суетливо переговаривались друг с другом своими тоненькими голосками, что-то друг другу передавали и не обращали на меня никакого внимания.
Я же, в свою очередь, стояла завороженная этой картиной, не замечая ничего и никого вокруг. Неожиданно снег за моей спиной хрустнул. И в то же мгновение человечки на елке громко запищали хором:

— Тара-кара-рол!

Эти непонятные слова (а может, просто так совпало) произвели на елку необычное воздействие. Вся она, словно по волшебству зажглась тысячами малюсеньких разноцветных огоньков. Это не походило ни на гирлянды, какими обычно украшают домашние елки, ни на праздничную уличную иллюминацию. Я вообще никогда после ничего подобного не видела.
Мне, маленькой девочке, и дальше бы стоять, наслаждаясь такой красотой. Но, снег позади меня снова захрустел, и тут уж я разом развернулась, чтобы увидеть… его.

За моей спиной возвышался настоящий, белобородый, одетый в красный кафтан, с посохом в одной руке и мешком в другой, Дед Мороз. И я поняла – это его олени с его санями стояли сейчас посреди самой обыкновенной сельской улицы, и это для него так чудесно преобразилась елка, вместе с необыкновенными малюсенькими человечками на ее ветвях.

Дед Мороз просто стоял напротив меня и улыбался такой доброй и, как будто бы даже знакомой улыбкой. А потом что-то сказал. Но, к сожалению, сейчас годы спустя, когда я все-таки решилась записать эту историю, слова его бесследно стерлись из моей памяти. Помню, как он протянул мне подарок в красивой блестящей обертке, как быстро и в то же время плавно взмывали в темное зимнее небо его сани, и как разом погасла елка, и мир вместе с ней вернулся к своему обыкновенному состоянию. На улице снова трещал колючий мороз, ноги мои стыли, а зубы – как и положено, стучали от холода.

Я вернулась в свою комнату и развернула подарок. Внутри был набор чудесной игрушечной посудки. Такой изящной и хрупкой, точно ее изготавливали великие искусники.

Не забуду…

И вот, прошли годы, но та Новогодняя ночь никак не желает стираться из моей памяти. До конца своих дней, до глубокой старости я буду знать, что он, Дед Мороз, волшебник и добрый дед с длинной седой бородой, существует. Каждый Новый Год я ощущаю его присутствие, и пусть после мне так ни разу и не удалось с ним встретиться, свет той магической теплой зимней ночи, надеждой и верой проходит сквозь всю мою, взрослую жизнь.

Читать также:

рубрика Новый Год
Новый Год СКАЗКИ и РАССКАЗЫ
письмо санта
Письмо Тани Деду Морозу
собака Новый Год
Что подарить собаке на Новый Год
зима колокол
Зимний колокол СКАЗКА