Былина о русских богатырях ЧЕГО В БОЮ НАДОБНО

Содержание
Читать сказку про Трех богатырей
Слушать аудиосказку про Трех богатырей

Сказка про трех богатырей русских

Удаль

Давно это было… Собрались как-то три самых сильных и крепких парубка во сыром поле. Решили удаль молодецкую разгулять. Один из них – Алеша, поповский сын был. Другой – Илья, крестьянский сын, из славного села Моровска. А третий – Добрыня, Никитин сын.

В скором времени на Русь ожидались нападения грозных иноземных захватчиков. Вот и хотелось молодым сперва силу свою измерить, а уж после в битву вступаться.

Долго они мерились – рядились. Деревья из Земли выкорчевывали, да кулачными боями тешились. Наконец, достали из своих колчанов луки да стрелы, натянули тетиву, и только пускать собрались, чья дальше улетит, как вдруг глядь, стоит перед ними старенький дедушка. Седые волосы по плечам разбросаны. На груди рубаха просторная, едва тельце, ссохшееся прикрывает.
— Ты бы отошел, отец! – обратился к старичку Алешка, поповский сын, — А не то, ведь и зашибить могем.

Усмехнулся старичок. Провел тонкой ладошкой по бороде, словно крошки отряхнул и говорит:
— Вы ребятки, я погляжу, вздумали силой мериться? Неплохо это. Да только в ратном деле одной силой правды не заработаешь. Тут еще кой-чего надобно.
— Чего же?! – в один голос воскликнули парубки.
— А чего, это я вам не скажу. Но, коли узнать хотите и не страшитесь, то запускайте прямо сейчас свои стрелы, как можно дальше. И чья куда улетит, туда и ступайте. Там все сами узнаете.

Обрадовались силачи. Натянули тугие луки, да как запустят стрелы. Только свист по полям да оврагам разносится.
Упала Алешина стрела в дремучем лесу. У Ильи стрела залетела на высокую снежную гору. А у Добрыни – оказалась на самом дне бескрайнего моря-окияна.

И разбрелись они, каждый в свою сторону. А старичка того, след простыл, как небывало.

Алеша, поповский сын

Вот доскакал Алеша до опушки дремучего леса. Спешился. Коня к дереву привязал и вошел под свод черных как смоль раскидистых дубов. Было тихо в лесу. Так, что ни птица, ни зверь шороха не издаст.

Вдруг видит Алеша, мерцает что-то средь деревьев. Пригляделся, никак стрела его. Подошел ближе. Не ошибся. Наконечник глубоко в дупло ушел. Ухватился Алеша за хвостовик, да как полетит в дупло. Словно сила неведомая его сама потянула.

Шлепнулся он наземь. Посмотрел вверх. С высоты немалой упал. Внутри у дерева темно, хоть глаз выколи. Только далеко-далеко наверху мерцает просвет.

Вдруг слышит Алеша, рядом кто-то гнездится. Но, как ни старался, глаза так и не свыклись в темноте. Спрашивает он грозно, страху на невидимого нагоняет:
— Кто ты? Покажись, нето хуже будет!
Закряхтел невидимый, заохал:
— Не серчай добрый молодец. Ты ведь сюда неспроста попал. Кой-чего разыскать хотел?
— Ну, — смягчился Алеша. – Может и хотел. А у тебя, что, есть это?
— А как же, — снова закряхтел невидимый. – Протяни ручонку, да смотри бережно. Али до дому не сбережешь.

Протянул Алеша свою пудовую ладонь, и в тот же миг почувствовал прикосновение чего-то мягкого и пушистого. Живого. Только рот в изумлении открыть собрался, глядь, а он уже и не в дупле, а на лесной опушке. Перед ним конь его ретивый топчется, нетерпеливо копытами бьет. А на ладони – птенец едва оперившийся. Тщедушный. Смотрит так жалостливо.

Отвязал Алеша коня, забрался на него. А с птенцом-то во весь опор уже не разгонишь. И в карман его не посадить, больно хрупкий. Так и поплелся Алеша обратно, не быстрее девицы с коромыслом.

Илья, крестьянский сын

Доскакал Илья до горы поднебесной. Спешился. Коня привязал, и пошел вверх по крутой тропке. Долго ли, коротко ли, увидел он – торчит хвостовик его стрелы посреди белого сугроба. Подошел, только ухватиться хотел. Треснуло что-то, и снег под ним проломился. Полетел Илья в глубокую яму. В самое сердце горы.

Шлепнулся. Тут же вскочи на ноги и стал оглядываться. Темнота кругом, хоть глаз выколи. Вдруг слышит – шуршит кто-то рядом. Сжал Илья кулаки, подумав, что медведь, и приготовился к схватке. Вдруг тоненький, совсем как детский голосок говорит ему:
— Не губи меня, добрый молодец!
— Ты кто? – спрашивает Илья.
— Я кто-то. А ты зачем в мою гору пожаловал?
— За стрелой, — отвечает Илья.
— А стрелу зачем сюда пускал?
— Так я кой-чего найти хотел.
— Ну это можно, — пискнул голосок, — протяни ладошку.

Илья подставил свою медвежью лапу. Что-то твердое и теплое коснулось руки.
— Бери этот камушек, да смотри, когда ему холодно, он в труху может рассыпаться, а когда жарко – в горючую жижу обратиться.

Хотел Илья выспросить подробнее, да только смотрит, стоит он уже у подножья горы, перед ним конь родимый с ноги на ногу переминается, и в руке камушек черненький покоится.

Сунул Илья камушек в карман, отвязал коня и поскакал обратно.
И часа не проходит, чувствует, горит карман огнем. Остановился, смотрит, а это камень раскалился точно головешка. Подождал Илья, пока он остынет. На ладошку положил и дальше в путь. И десяти шагов не проехал, глядь – а камень того и гляди рассыплется. Замерз, стало быть.
Делать нечего. Пришлось, доброму молодцу его на одну ладошку положить, другой сверху прикрыть. Но не плотно, чтоб и не жарко, и не холодно. А так, разве уедешь далеко? Вот и поплелся он, что вол запряженный, не разогнаться, не на месте стать.

Добрыня, Никитин сын

Прискакал Добрыня к берегу бескрайнего моря-окияна. Спешился. Коня за камень привязал и поплыл на самую середину, там, где только бездна под водой чернеется. Плывет – плывет, вдруг видит, никак мерцает что-то в самой глубине. На стрелу похоже. Набрал в грудь побольше воздуха и ушел в воду с головой.

А как доплыл до самого дна, смотрит – и правда, вот она стрела привычная, ратная. Ухватился за хвостовик. Только потянул, как заволокло все дымкой темной, забурлило, завертело вокруг воды. Ничего не видать. И в этом волнении, слышится Добрыне ласковый женский голосок:
— Мил человек, ты зачем ко мне в гости пожаловал? Никак надоело по Земле сырой ходить?
Отвечает Добрыня, — Не надоело. Да только стрела моя, подруга боевая, угодила в вашу обитель. А без стрелы молодцу, что птице без крыльев.
— Ну, а стрелу зачем пускал? – не унимается девица.
— Так, мне найти надобно кой-чего. В ратном деле необходимого.
— Чего ж ты сразу не сказал? – засмеялась она. – Смотри, уже и посинел весь!

Скоро совсем задохнешься. Бери. Да только смотри, береги. Больно уж хрупок мой подарок.

Как ни старался Добрыня разглядеть личико той, что говорила таким бархатным голоском, но так и не смог.

Только почувствовал в руке своей скользкое и воздушное, как тут же на берегу очутился. И конь рядом, радостно в лицо дышит. А на ладони – пузырь переливается всеми цветами радуги. И в пузыре том, вода морская.
Кое-как уселся Добрыня на коня и поехал восвояси. Боясь, кабы не лопнул драгоценный подарок, который от каждого дуновения ветра грозился разорваться на части.

Мудрость

К ночи собрались друзья на том самом месте, откуда в разные стороны разбредались. Устали они так, что ни в жизнь не уставали. Ни от боев кулачных, ни от корчевания дерев, ни от разгуляя молодецкого. А старичок их уже дожидается:
— Ну что, добры молодцы, нашли в ратном деле важное? Али напрасно коней морили?
Показали богатыри дары свои. Стоят только глазами хлопают, да поглядывают друг на друга. Алеша – с птенцом в пудовой ладони. Илья – с камнем, а Добрыня – с пузырем.
— Неужто, до сих пор не поняли? – удивился старичок.

Закачали молодцы головами.
— Ну, тогда слушайте внимательно, а мотать на ус потом будете, когда возмужаете. Чтобы Землю русскую от врагов защищать, недостаточно силу иметь недюжинную, да кулаками махать без разбору. Враги, они ведь тоже и сильные, и крепкие, и смышленые бывают. Так уж испокон веков пошло – наши русские богатыри добром на зло шли. Мирных не обижали. Если так суд судить, то сама природа на помощь придет. Вот ты Алеша, птенца донес. Хоть и не просто тебе было. А он, тварь Божья, бессловесная. Да и расшибся бы, что с того? Вон их сколько неоперенных гибнет. Но нет, донес, не смалодушничал.
А ты Илья – для надобности ли камень простой пуще злата и серебра хранить? Все оттого, что в земле – великая сила содержится. И тот, кто хоть горсть земли сырой сберечь сумеет, тот по земле этой и ходить без страха будет и силу свою из нее черпать.

И наконец, Добрыня. Долго же ты водицу нес! Но не осерчал, не пролил. Человек, он ведь и одной водицей сыт бывает. Вода все наполняет, в землю уходит, из земли к небесам взлетает, и снова дождем льет. Плюнь ты хоть в лужу обыкновенную, а сам потом из нее же и напьешься.
***
Посмотрели молодцы на свои дары и только рты раскрыли, а старичка уже и след простыл. Поняли они тогда, что не в силе одной заключена мощь русского воина. Но в правде и справедливости.

Много времени с тех пор прошло. Много врагов под их славными мечами полегло. Вот только, даже в самых горячих бойнях не забывали они полученного по молодости урока. И никогда не обижали слабых. Свято хранили честь родной Земли. А водице чистой радовались, словно самому ценному яству.

И прославились они на всю Русь-Матушку. И стали называться великими богатырями Земли Русской — Алешей Поповичем, Ильей Муромцем и Добрыней Никитичем.

Слушать сказку Три богатыря ОНЛАЙН

 

Маша и три медведя

Русская народная сказка

Знаете, сколько милых, малюсеньких деревень рассыпано по просторам нашей бескрайней Родины! Деревянные домики, печки, которые нужно топить дровами, вода из колодца… Если вам, дорогие маленькие читатели, кажется, что было это в далекие времена, а теперь у всех непременно вода бежит из крана и есть электричество для телевизоров и компьютеров, поезжайте, к примеру, в Архангельскую область. Там вы найдете не одно и не два, а целые сотни таких вот первобытных местечек. И живут там самые обыкновенные люди, в основном старенькие, бабушки и дедушки. Очень они любят внучков на лето в гости зазывать. Потому что на природе, человек и растет быстрее и крепчает.

Маша и медведь

Русская народная сказка

Жили были бабушка и дедушка. И была у них внучка по имени Машенька.
Да не Машенька я! А Маша!!! Ма-Ша! Что, разве трудно запомнить, — кричала обычно Машенька. Да, с ней было трудно сладить…

Дедушка и бабушка никогда не разрешали Машеньке ходить одной в лес. В лесу и волки, и лисицы, и даже медведи водятся. А то, как встретит Машенька зверье, как напугается! Но Машенька дедушку и бабушку почти никогда не слушала. Говорила:
— Я на речку с подружками, — а сама тем временем в лес убегала.